Все рубрики Обратная связь Карта сайта
Версия для слабовидящих
ICOНовостиЭкономика и бизнесИсследования и анализВсе материалы
฿➚💱
Получай Биткоины пассивно!

Заставь время работать на себя!

Самый простой, надежный и проверенный способ растущего пассивного дохода без вложений, затрат времени и изучения.

Делай сегодня то, что другие не хотят, или не знают, и завтра сможешь жить так, как другие не смогут. Всего одно простое решение ведет к большим переменам.

Подробнее

ПОЛИТ. РУ: Охота за радиацией

29.06.2011

Мы публикуем стенограмму передачи «Наука 2.0» – совместного проекта информационно-аналитического портала «Полит.ру» и радиостанции «Вести FM». Гость передачи – ведущий научный сотрудник Лаборатории эрозии почв и русловых процессов географического факультета МГУ, доктор географических наук, эксперт МАГАТЭ, Президент комиссии по континентальной эрозии Международной Ассоциации Гидрологических наук (ICCE IAHS) Валентин Николаевич Голосов. Услышать нас можно каждую субботу после 23:00 на волне 97,6 FM.

Анатолий Кузичев: Я приветствую в студии «Вестей FM» участников проекта «Наука 2.0», совместного проекта нашей радиостанции и «Полит.ру». От «Полит.ру» Борис Долгин и Дмитрий Ицкович, а от радиостанции «Вести FM» Анатолий Кузичев.

Дмитрий Ицкович: Добрый день.

Борис Долгин: Добрый день.

А.К.: Наш сегодняшний собеседник – ведущий научный сотрудник лаборатории эрозии почв и русловых процессов географического факультета МГУ, доктор географических наук, эксперт МАГАТЭ, президент комиссии по континентальной эрозии Международной ассоциации гидрологических наук Валентин Николаевич Голосов.

Валентин Голосов: Здравствуйте.

А.К.: А вот если одной фразой – как вас лучше представить?

В.Г.: Валентин.

Д.И.: Я думал, эрозист. Когда я был молодым совсем и занимался Андреем Платоновым, он был мелиоратором – занимался тоже эрозиями почв, в Воронежской области они там мелиорировали что-то в больших количествах.

В.Г.: Да, было такое.

Д.И.: А вы чем занимаетесь?

В.Г.: Я занимаюсь несколько более широкими проблемами: прежде всего, перераспределением наносов и загрязняющих веществ во всей флювиальной сети. Флювиальная сеть – это…

Д.И.: Вот давайте, вы над нами не будете издеваться.

Б.Д.: Нет-нет-нет. На самом деле слово важное, просто нужно его пояснить.

Д.И.: Мы ж Андреем Платоновым занимались, там не было флювиальных, там Ювенильное море было.

В.Г.: Ну, ювенильное – это очень близко. Флювиальная сеть - это просто речная система, если по-простому говорить. Речная сеть объединяет, прежде всего, сами реки, но на деле флювиальная сеть немножко шире, поскольку включает и овражную сеть, и балочную сеть, и склоны, то есть весь водосбор в целом. Так что всё это очень просто на самом деле.

В.Г.: В общем, да, но я говорил о наносах. К счастью, роднички в основном являются источником чистой воды, а вовсе не наносов.

Д.И.: Вы занимаетесь не водой, а тем, что происходит с почвой, когда по ней течёт вода.

В.Г.: Совершенно верно. Я занимаюсь наносами и всем, что с ними переносится тоже. Поскольку очень много загрязняющих веществ, прежде всего, радионуклидов, которые вызывают сейчас столь большое внимание. Часть из них очень быстро и прочно сорбируется на почвенных частицах, и в дальнейшем они переносятся только с наносами. Именно поэтому, занимаясь и наносами как таковыми или же оценивая снос или накопление радионуклидов,

мы решаем двуединую задачу: с одной стороны, мы количественно оцениваем темпы деградации земель, темпы заиления водохранилищ, например, а с другой стороны, мы понимаем, каким образом и куда мигрируют загрязняющие вещества. Прежде всего, радионуклиды или тяжёлые металлы…

Д.И.: Понятно. То есть главное слово в вашей науке – мигрируют.

В.Г.: Можно сказать и так.

В.Г.: Совершенно верно, а можно с водой.

Д.И.: Какая-то вещь мигрирует по воздуху, какая-то - по воде, какая-то в почвах, с эрозиями, передвижениями, перемешиваниями почв - вертикальными, горизонтальными и так далее.

В.Г.: В том числе и вертикальными, вы абсолютно правы.

Б.Д.: Видимо, в связи с этим вас подключали к работе и с проблемами атомной энергетики, проблемами катастроф на атомных станциях. С какого момента и как это происходит?

В.Г.: Дело в том, что МАГАТЭ – это не только организация, которая отслеживает деятельность атомных станций или предприятий по переработке ядерного топлива. Она занимается, в том числе, расширением возможности использования мирного атома в других направлениях. Конкретно я сотрудничаю с отделом МАГАТЭ, который занимается вопросами сельского хозяйства и продовольствия. Там используются в качестве маркеров радионуклиды для изучения различных процессов и явлений, связанных с сельскохозяйственной деятельностью и получением продукции от сельскохозяйственной деятельности.

Д.И.: То есть мирный атом используется не для того, чтобы вырастить хорошую капусту, но и для того, чтобы посмотреть, как мигрируют слои почв?

В.Г.: Не совсем так. Я сотрудничаю с МАГАТЭ в той части, как использовать, например, цезий-137 для оценки интенсивности эрозии, заиления водохранилищ и так далее. Фактически это использование радионуклидов …

Б.Д.: Как маркеров, как способов оценки.

Д.И.: Как вот Владимир Владимирович Путин надевал на снежного барса или кого-то еще ошейник, а дальше все смотрят маркер, как он там мигрирует. Так же можно почвы пометить изотопом и дальше понимать, как эта почва перемещается, что с ней происходит.

В.Г.: Совершенно верно. Просто в данном случае для нас удобно то, что пометили не мы, это сделали до нас. Впервые после Хиросимы всё это началось в массовом порядке…

А.К.: Валентин Николаевич, а что именно «всё это началось» - массовое?

В.Г.: Распределение радионуклидов, о которых мы говорим, потому что радионуклиды, особенно цезий-137, который наиболее широко известен, потому что он долго живущий, один из важных компонентов, получающихся при….

Д.И.: Валентин Николаевич, а до этого их просто в природе не было?

В.Г.: Их в природе не было, это антропогенные радионуклиды. Естественно, в природе очень много других радионуклидов, но цезий-137 – это наш, человеческий вклад. Он удобен в качестве трассера, потому что…

Д.И.: Потому что так его нет.

А.К.: Получается, ваш опыт неоценим сейчас применительно к Фукусиме? 20-километровая зона отчуждения и так далее…

Б.Д.: И к Чернобылю, видимо.

В.Г.: Совершенно верно.

А.К.: К Чернобылю – это понятно, а вот всё-таки к Фукусиме – совсем актуально.

В.Г.: Чернобылю 25 лет исполнилось 26 апреля. Ещё до Фукусимы были такие международные проекты - оценка перераспределения радионуклидов внутри водосборов – небольших и более крупных, оценка возможных локальных мест накопления радионуклидов. Мы не работали в зоне, примыкающей непосредственно к Чернобылю, поскольку там использовать радионуклиды именно в качестве трассеров не столь удобно – там очень высока пятнистость выпадения, т.к. там выпадало очень много пепельных частиц. Буквально на площади в один квадратный метр может быть очень высокая вариабельность. В этом случае нет никакой возможности…

Д.И.: Ничего не понятно.

В.Г.: Ничего не понятно, совершенно верно.

Д.И.: Подождите, ещё раз: в одном квадратном метре выпадает разное сочетание вот этих самых маркеров.

В.Г.: Да-да-да.

Д.И.: И из-за их плотности непонятно, как они двигаются.

В.Г.: Нет, не совсем так. Просто все радионуклиды так или иначе выпадают с чем-то, даже в атмосфере, когда они перемещаются, то с какими-то небольшими частицами вместе они мигрируют. Потом они являются ядрами конденсации, например, дождя, и с дождём выпадают. Многое зависит от размеров тех частиц, которые выпадают вместе с дождём. Когда они фиксируются потом на почве, на почвенных частицах получается разная концентрация в каждой конкретной точке. Там был пожар, как всем известно, поэтому много пепла, который быстро оседал недалеко от Чернобыльской станции; именно он приводил к столь высокой неравномерности. Потому что вместе с этим пеплом, а он сам был радиоактивен, этот пепел…

Д.И.: То есть нельзя оценить плотность?

В.Г.: Можно оценить вариабельность, но она такая высокая, что вы просто не можете понять, как происходит процесс перераспределения.

А.К.: Это как было бы в примере, который Дима привел: Путин повесил на снежного барса ошейник, а люди-помощники, чтобы ему было приятнее, еще на 400 штук повесили. А он смотрит на монитор: Господи, что ж за дебилы.

Б.Д.: А начиная с какого расстояния могли работать ваши методы?

В.Г.: Наши методы работают уже за пределами зоны, непосредственно примыкающей к месту аварии. Для Чернобыля это километров 200 – не меньше. Потому что иногда пепельные частицы уносились на гораздо большие расстояния, но это были уже единичные, случайно попадающие частицы. Если у вас, не дай Бог, проба попала именно в эту точку, вы легко можете это идентифицировать и не учитывать эту пробу в дальнейших расчетах.

А.К.: А вот эта 20-километровая зона отчуждения, наверное, она не из головы взялась. Очевидно на основе каких-то расчетов, возможно даже вашего опыта…

Д.И.: Да там изучать просто ничего нельзя. Там вариабельность слишком высокая… [смеётся]

А.К.: Ведь надо же понимать, что это на 20 километров, а не на 2 и не на 200.

В.Г.: Суть вопроса абсолютно понятна. Определяется это расстояние очень просто. Находясь в природной среде, мы все получаем различные природные излучения, так же, как когда проходим рентген или летаем на самолётах - небольшое излучение. А если вы живёте в этой конкретной зоне, вы получите такое излучение, которое опасно для вашей жизни. Вот как определяется эта зона.

Это очень простой и достаточно достоверный критерий: где настолько высока радиация, что постоянное проживание там опасно для жизни.

А.К.: Напомню, что мы беседуем с Валентином Николаевичем Голосовым, ведущим научным сотрудником лаборатории эрозии почв и русловых процессов географического факультета МГУ, доктором географических наук, экспертом МАГАТЭ, президентом Комиссии по континентальной эрозии Международной ассоциации гидрологических наук.

Мы остановились на том, что зона отчуждения продиктована исключительно опасностью для жизни человека, проживающего рядом с Фукусимой.

Д.И.: На 22-ом километре уже можно жить, капусту сажать.

В.Г.: Нет, конечно. Не зря же после аварии в Чернобыле было проведено очень серьёзное исследование радиоактивного загрязнения практически всей Европы, но особенно детальное - на территории бывшего СССР: в части Белоруссии, Украины и России.

Д.И.: Брянская область.

В.Г: Не только Брянская область. При этом были выявлены естественные ареалы крайне высокого загрязнения, находящиеся на большом удалении от станции. В частности, в Тульской области существует так называемое Плавское цезиевое пятно. На самом деле всё Черноземье было так или иначе загрязнено. Другое дело, что наиболее опасные дозы люди получали буквально в первые недели после аварии, когда они не были достаточно оповещены об этом. Потому что буквально через несколько недель, максимум, полгода, большинство короткоживущих радионуклидов распались, и уровень радиации резко снизился. Остались долгоживущий цезий-137 и стронций-90. Стронций-90 имеет то свойство, что он легко растворяется в воде, поэтому он тоже остался.

Д.И.: И «Столичная», кажется, против него хороша.

В.Г.: Вообще-то любое спиртное не вредно против этого. Первые атомщики, которые работали на атомных станциях, насколько мне известно, всегда получали так называемые «наркомовские 100 грамм».

А.К.: А это подтверждено научно?

В.Г.: Да, это подтверждено научно. Известно, что человек - такое существо, которое легко адаптируется, в том числе и к такой среде. Известно, что люди, которые работали на самых первых атомных станциях, где уровни защиты ещё были недостаточно высокими, хотя облучения не были опасны для жизни как таковой, получали высокое облучение. Так вот, если после ухода на пенсию они оставались жить непосредственно около станции, то благополучно доживали до вполне солидной старости, и не было проблем со здоровьем. А вот те из них, кто уезжали оттуда после наступления пенсионного возраста, имели проблемы со здоровьем.

Д.И.: А вы уверены, что это так? Я спрашиваю потому, что про это рассказывают на всех экстремальных территориях, на северных территориях, типа Норильска.

В.Г.: Это действительно факт, статистически проверенный. Хорошо известно, что если вы прожили более трёх лет на Колыме, где более разреженный воздух…

А.К.: Лучше уже оттуда не возвращаться.

В.Г.: Да, многим людям лучше не возвращаться.

Конечно, наследственно, генетически каждый человек имеет какую-то свою историю, свои слабые места. Поэтому для одного человека такого рода перемещения могут ни к чему плохому не привести, а на другом человеке эти перемещения скажутся.

Д.И.: Поэтому я и спрашиваю: является ли это статистически проверенным фактом?

В.Г.: Да, это факт, известный науке, это не домыслы.

Б.Д.: А насколько опасна работа на современных атомных станциях?

В.Г.: Я не могу себя считать специалистом конкретно в этой области, но, насколько мне известно из тех симпозиумов-конференций, в которых я принимал участие, где были специалисты в этой области, сейчас это абсолютно безопасно. Там очень хорошая система контроля.

Д.И.: А что сейчас в Припяти?

В.Г.: В Припяти экскурсии начались, сейчас туда уже возят туристов.

Д.И.: То есть там тоже всё уже в порядке?

В.Г.: Нет, там не всё в порядке. Но если вы ненадолго туда приедете на экскурсию полюбопытствовать, как там обитает местная флора и фауна…

Д.И.: Двухголовые рыбы.

В.Г.: Нет, в основном рыбы там обычные.

В.Г.: Просто б...

Источник: www.polit.ru

Над пустыней Аризоны растянут космический тент - Известия

И другие радикальные предложения ученых мира в борьбе с глобальным потеплением

Радикальные меры в борьбе с глобальным потеплением предлагают ученые на конференции Межправительственной группы экспертов по изменению климата комитета ООН по науке, начавшейся в понедельник. Комитет объединяет ученых из 130 стран мира, в том числе и из России. В этот раз встреча проходит в Перу.

29.06.2011
Южный Урал в Сколково представляют уже две компании

ООО «Вертикаль» из Челябинска стала резидентом всероссийского инновационного центра Сколково. Об этом сообщает агентство «Доступ». В кластер информационных технологий центра уже входит одна южноуральская компания - миасская «Тридиви».

Презентуемый ООО «Вертикаль» проект в рамках кластера «Энергоэффективных технологий» нацелен на разработку высокоэффективных вертикально-осевых ветроэнергетических установок, а также создание гибридных систем на базе возобновляемых источников энергии.

29.06.2011
Казахстан и Франция договорились о мирном использовании атома

Казахстан и Франция заключили соглашение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Документ был подписан в ходе переговоров премьер-министра РК Карима Масимова и премьер-министра Французской Республики Франсуа Фийона.

"Стороны рассмотрели перспективы дальнейшего экономического сотрудничества. По итогам переговоров состоялось подписание ряда документов", - говорится в сообщении К. Масимова на личной странице в Facеbook.

29.06.2011
Все статьи

Комментарии

В мире

137 274 411 548 685 685
Реклама