Все рубрики Обратная связь Карта сайта
Версия для слабовидящих
НовостиЭкономика и бизнесИсследования и анализВсе материалы

Решение Германии о закрытии АЭС негативно отразится на ее соседях по Евросоюзу

18.06.2011

Решение немецкого правительства о полном отказе от использования атомной энергии к 2022 г. не было неожиданным: в демонстрациях противников "мирного атома" после аварии на японской АЭС "Фукусима-1" принимало участие до 250 тыс человек одновременно, а общие настроения в стране складываются явно не в его пользу. Однако ядерные реакторы обеспечивали в Германии 23% выработки электроэнергии. Выбывающие мощности необходимо чем-то заменить, а предлагаемые варианты не выглядят оптимальными ни с экономической, ни с политической точки зрения.

Авария на японской АЭС "Фукусима-1" после землетрясения 11 марта вызвала мощный всплеск "атомофобии" по всему миру. При этом наибольшего накала протесты достигли в Германии, где выступления обеспокоенного населения приобрели рекордные масштабы. Судя по всему, актуальность этой темы в стране, где в атомной энергетике ни разу не случалось серьезных инцидентов, объяснялась тем, что всего за несколько месяцев до "Фукусимы" правительство приняло неоднозначное решение о продлении функционирования немецких реакторов до 2036 г.

Тогда противники атомной энергетики не стеснялись с выражениях и благодаря массированной пропаганде смогли привлечь на свою сторону значительную часть населения. Тревожные сообщения из Японии наложились на старые страхи и создали атмосферу всеобщего неприятия "мирного атома", которую власти уже не могли игнорировать.

В конце мая федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, ранее всецело поддерживавшая ядерный статус страны, была вынуждена изменить свою позицию. Согласно решению правительства, которое еще должно быть подтверждено парламентом, ориентировочно в конце июня 7 из 17 реакторов, остановленных в марте для проведения стресс-тестов, уже не будут запущены вновь, также как и восьмой реактор на станции Kruemmel на севере Германии, остановленный в 2009 г. по причине технических неполадок. Из девяти оставшихся в строю атомных энергоблоков шесть предполагается закрыть в 2021 г., а три самых новых — в 2022 г. Таким образом, через десять лет Германия должна полностью отказаться от атомной энергетики.

В целом это решение получило поддержку внутри страны, хотя некоторые оппозиционные политики (представляющие в основном Партию Зеленых) выступают за более ранний срок остановки реакторов — например, в 2017 г. Резко против выступили только промышленники, опасающиеся дефицита электроэнергии и повышения тарифов на нее, а компании RWE и E.ON, управлявшие остановленными по распоряжению правительства реакторами, даже подали судебные иски с требованием признать распоряжение правительства незаконным.

Впрочем, по оценкам аналитиков, энергетики не понесут существенного ущерба от остановки атомных энергоблоков. Немецкая общественность возражает против атомной энергетики уже не первый год, и под давлением со стороны избирателей правительство уже неоднократно ужесточало условия работы отрасли. Так, операторы АЭС должны платить налог за отработанное ядерное топливо, объем которого на текущий год был определен на уровне EUR2.3 млрд, а после "Фукусимы" на девяти действующих реакторах необходимо будет провести дорогостоящие мероприятия по повышению безопасности.

Но остановить реакторы не трудно. Гораздо сложнее компенсировать возникающий вследствие этой остановки дефицит э/э. В 2010 г. 16 действовавших энергоблоков выработали около 140 ТВтч э/э, что составило 22.5% общенационального показателя. В настоящее время функционируют только 4 блока АЭС, сроки повторного пуска еще 5-ти — пока не определены. А на долю 7 блоков совокупной мощностью около 7 тыс МВт, которые планируется остановить уже навсегда, в прошлом году пришлось около 8% выработки э/э в стране (50 ТВтч). И этот объем нужно замещать не в 2021-2022 гг., а сегодня.

Остановив для проверки атомные реакторы, Германия была вынуждена перейти к импорту э/э из Франции и Чехии, хотя она всегда являлась ее нетто-экспортером. Немецкие поставки э/э в Швейцарию и Нидерланды сократились наполовину, в то время как закупки во Франции, по данным за апрель, выросли на 43%. Дополнительные расходы составили около EUR60 млн в месяц — на первый взгляд не слишком много для богатой Германии, но весьма неприятно. Особенно, если учесть, что 80% выработки э/э во Франции и 25% в Чехии приходится на АЭС, а остальное обеспечивается, в основном, традиционными угольными электростанциями, к которым в Евросоюзе относятся так же не очень хорошо из-за высокого уровня эмиссии углекислого газа.

Но проблема заключается не только в том, что Германия импортирует э/э, а еще и в том, что Франция не в состоянии играть роль надежного ее поставщика. Зимой 2010-2011 гг. она сама нуждалась в поставках со стороны, объем нетто-импорта составил тогда 9.5 тыс МВт (причем, главным образом из Германии). Французская атомная энергетика характеризуется высоким уровнем износа. Когда этой зимой в условиях дефицита э/э все 58 действующих в стране реакторов было решено вывести на полную мощность, 9 (по другим данным — 10) из них не смогли это сделать из-за технических проблем.

В ближайшие месяцы потери от вывода из строя немецких атомных энергоблоков можно будет частично компенсировать за счет солнечной и ветровой энергетики, по уровню развития которых Германия занимает одно из первых мест в мире. Но, что будет зимой, когда вклад возобновляемых источников электроэнергии резко снизится? Немецкие специалисты пока не могут дать однозначного ответа на этот вопрос.

В немецкой энергетической отрасли идет масштабная модернизация. Так, по состоянию на начало 2010 г. в стране строилось 13 одних только угольных энергоблоков совокупной мощностью 11.8 тыс МВт, и на различных стадиях планирования находилось еще 15 блоков (10.4 тыс МВт). Всего же, по данным Федеральной ассоциации энергии и воды (BDEW), до 2019 г. в Германии предполагалось строительство 51 энергоблока общей мощностью 30 тыс МВт и рассматривались варианты сооружения еще 15 блоков на 8 тыс МВт. Стоимость реализации всех этих проектов оценивалась более чем в EUR50 млрд.

Основная часть этих мощностей предназначалась для замены выводимых из строя старых энергоблоков, характеризующихся высоким уровнем выбросов углекислого газа. Теперь ко всем этим цифрам и суммам необходимо добавить еще около 20 тыс МВт выводимой из строя атомной генерации.

Естественно, первым выбором немецкого правительства стали альтернативные источники энергии. Долю возобновляемых источников планируется увеличить с 16.5% в настоящее время до 35% в 2020 г. и 80% — к 2050 г. Кроме того, до 2020 г. предполагается сократить потребление э/э в стране на 10% за счет использования более энергоэффективного оборудования и снижения потерь энергии в зданиях.

Однако специалисты подвергают эти планы сомнениям. Прежде всего, альтернативная энергетика очень дорогая. По подсчетам различных специалистов, общие затраты на строительство ветровых парков на побережье, включая инфраструктуру, могут составлять от EUR3 тыс до EUR5 тыс за 1 кВт мощности, тогда как у современных газовых блоков этот показатель не превышает EUR600 за 1 кВт, а создание системы улавливания углекислого газа обойдется еще примерно в EUR1 тыс за 1 кВт.Таким образом, полная замена атомной энергии ветровой потребует EUR60-100 млрд на протяжении 10 лет.

Использование альтернативных источников энергии вместо закрывающихся АЭС имеет еще один неприятный аспект. Большая часть немецких АЭС находится на юге страны, где сосредоточена и основная часть крупных потребителей энергии. Проектируемые ВЭС будут расположены на севере, так что реализация данного проекта требует коренной модернизации национальных энергосетей и прокладки новых ЛЭП "север-юг".

Объем затрат здесь предварительно оценивается в EUR10 млрд. При этом жители центральных районов Германии уже сейчас протестуют против перспективы превращения их земель в зону интенсивного энерготранзита. Наконец, высокая доля нестабильных и непредсказуемых альтернативных источников энергии требует создания в масштабах страны так называемой "интеллектуальной сети" (smart grid), расходы на которую пока даже не подсчитаны.

Поэтому, делают вывод специалисты, Германия будет делать ставку на более традиционные источники энергии — уголь и природный газ. В связи с этим, премьер-министр Польши Дональд Туск уже выразил глубокое удовлетворение относительно немецких планов и заявил, что видит в немецкой энергетической перестройке оптимальный шанс для развития польской национальной отрасли. Польша, по словам Д.Туска, рассматривает три возможных варианта: экспорт в Германию польского угля, поставки э/э, полученной на польских угольных (и, возможно, атомных) энергоблоках, а также поставки сланцевого газа.

Увеличение использования угля немецкой энергетикой плохо сочетается с обязательством о 40-процентном сокращении выбросов СО2 к 2020 г., которое ранее взяли на себя власти страны. По словам эксперта International Energy Agency Ласло Варро, это означает, что каждый год немцы должны уменьшать выбросы примерно на 70 млн т. Между тем замена атомных энергоблоков угольными приведет к увеличению эмиссии СО2 на 170-400 млн т в период с 2011 г. по 2020 г.

Кроме того, согласно планам Еврокомиссии, с 2013 г. планируется распространить на энергетику положение о приобретении квот на выбросы СО2. Если эта инициатива будет одобрена, на немецкую энергетическую отрасль ляжет дополнительное финансовое бремя. При этом без разницы, будет ли Германия сама строить угольные энергоблоки или приобретать получаемую на ТЭС э/э в Чехии или Польше: платить все равно придется немецкому потребителю.

В связи с этим, немецкие промышленники бьют тревогу. Тарифы на э/э в Германии и так одни из самых высоких в ЕС, а если они еще возрастут, целые отрасли могут оказаться неконкурентоспособными. Например, под угрозой находятся цветная и черная металлургия, химическая промышленность, производство цемента. Только остановка 7-ми атомных энергоблоков и необходимость импорта э/э уже привели к повышению оптовых цен на немецком энергорынке на 10%.

Внедрение альтернативной энергетики или строительство новых угольных блоков после введения платы за выбросы СО2 неминуемо приведут к дальнейшему подорожанию э/э. К тому же, с точки зрения правительства, это необходимо для стимулирования энергосбережения. Меры по снижению потребления энергии, как правило, весьма дорогостоящие и могут окупиться только в условиях продолжения роста тарифов.

Конечно, эти отрицательные последствия можно смягчить за счет более интенсивного использования газа, который, с одной стороны, дает относительно небольшие выбросы углекислого газа, а с другой, выгоднее, чем альтернативные источники энергии. Действительно, по всем прогнозам, Германия, отказываясь от атомной энергии, будет вынуждена увеличивать импорт природного газа. По данным компании Wintershall (газовое подразделения корпорации BASF), ряд проектов строительства газовых энергоблоков, отложенных на неопределенный срок в прошлом году, когда правительство поддержало продление работы ядерных энергоблоков до 2036 г., теперь будут возобновлены.

Собственно, один проект уже стартовал: в начале июня компания Stadtwerke Bremen und Iserlohn объявила о строительстве газотурбинной электростанции мощностью 445 МВт, которую планируется ввести в строй в 2013 г. Как отмечает глава газотрейдерского подразделения Wintershall Герхард Кениг, подобные блоки могут быть очень популярными у городских властей, так как позволят ликвидировать олигополию четырех ведущих национальных энергокомпаний. В 2010 г. доля природного газа на немецком энергорынке составляла 13.6%, но в дальнейшем этот показатель будет, очевидно, увеличиваться. "Газпром" в последние месяцы уже сообщает об увеличении закупок газа Германией.

Тем не менее, и у газа есть свои недостатки. Впрочем, они имеют, скорее, политический, нежели экономический характер.

Американская экспертная компания Stratfor отмечает, что немецкое правительство не ожидало, что в ближайшие 10 лет придется заменить 23% мощностей национальной энергетики. Решение о закрытии всех АЭС до 2022 г. было принято спотанно, под давлением взбудораженной общественности. Никто из критиков "мирного атома", естественно, не подумал о том, реализуем ли данный проект с технической точки зрения, и во что он обойдется стране. Единственный же способ закрыть образующуюся "дыру" в ближайшие пять лет заключается в увеличении импорта российского природного газа, благо для этого как раз появилась возможность.

Осенью т.г. будет введена в эксплуатацию первая нитка подводного газопровода Nord Stream, а после запуска второй (в 2012 г.) его пропускная способность достигнет 55 млрд куб м газа в год. Вследствие этого доля российского газа в немецком импорте, и так составляющая около 40%, возрастет до 50-60%. При этом альтернативных источников газа у Германии нет. Никаких других газопроводов, идущих в Германию, в обозримом будущем не появится, строительство дополнительных LNG-терминалов не предусматривается.

В связи с этим, ряд американских и европейских политиков бьют тревогу по поводу ожидаемого упрочения немецко-российских связей и возможного увеличения зависимости Европы от импорта российского газа. По мнению экспертов Stratfor, "жертвами" немецко-российского сотрудничества могут оказаться проамериканские режимы в странах Восточной Европы. Недовольна и Еврокомиссия, политика которой в последние годы была направлена на снижение влияния в Европе России в целом и "Газпрома" — в частности.

Впрочем, критика, которой подвергается в последнее время правительство Германии, касается не только перспектив увеличения импорта российского газа. Некоторых политиков и экспертов беспокоит, прежде всего, то, что решение Германии об отказе от атомной энергетики затрагивает интересы всего ЕС и было принято без каких-либо консультаций с другими европейскими странами.

"Германская политика "одинокого волка" может привести к дестабилизации всей европейской энергосети, — считает исполнительный директор International Energy Agency Нобуо Танака. — Германии не просто придется импортировать электроэнергию, генерируемую на французских или чешских АЭС. Она также будет закупать больше газа, угля и нефти. Это неминуемо приведет к повышению цен на все данные ресурсы, а это уже затронет всех. Поэтому одностороннее решение Германии может негативно повлиять на конкурентоспособность всей европейской экономики".

По словам европейских экспертов, данный пример показывает также полное отсутствие согласованной энергетической политики в ЕС. Германия собирается остановить реакторы, в то время как ряд других европейских стран, наоборот, планируют строительство новых. В Великобритании и Германии принимаются правительственные программы по приоритетному развитию альтернативной энергии, что может привести к повышению тарифов на э/э в данных странах и опасным перекосам на едином энергорынке ЕС. Деба...

Источник: www.uaenergy.com.ua

Пора паниковать

— Вообще мы уже все забыли. Я даже иногда думаю: может, не стоило бы так уж сильно успокаиваться? — веб-дизайнер Виталий Дмитриев еще три месяца назад спешно покидал японскую столицу на скоростном поезде до Киото и размышлял, не ехать ли дальше на запад, в Фукуоку, за которой уже только Корея. Сегодня у него и мыслей таких нет. Здесь не то чтобы забыли о трагедии, скорее просто привыкли жить в окружении ее последствий.

18.06.2011
ОАО "РусГидро" специально создаст дочернюю компанию для реализации проектов в области возобновляемых источников энергии

18 июня. FINMARKET.RU - ОАО "РусГидро" планирует создать специальную дочернюю компанию для реализации проектов в области возобновляемых источников энергии по аналогии со структурой Enel Green Power итальянской Enel, сообщил зампред правления "РусГидро" Джордж Рижинашвили, выступая на Петербургском международном экономическом форуме. "Мы уже приняли решение: "РусГидро" как "РусГидро" не будет инвестировать в объекты возобновляемой энергетики. Мы будем создавать специальный фонд - решение совета директоров уже принято по сути - по инвестициям в "зеленую" энергетику со структурой капитала, с проектным финансированием и т.д.", - сказал он.

19.06.2011
ВЕДОМОСТИ - Кириенко: членство в МАГАТЭ должно поспешно стать весьма обязательным для стран - операторов АЭС

Государствам-операторам АЭС необходимо разработать более жесткие стандарты безопасности для атомной энергетики и через МАГАТЭ сделать их обязательными к исполнению всеми членами организации, заявил гендиректор«Росатома» Сергей Кириенко во время дискуссии«Атомная энергетика после Фукусимы». По его мнению, членство в МАГАТЭ также должно стать обязательным для всех стран, на территории которых действуют атомные станции.

19.06.2011
Все статьи

Комментарии

В мире

137 274 411 548 685 685