Все рубрики Обратная связь Карта сайта
Версия для слабовидящих
ICOНовостиЭкономика и бизнесИсследования и анализВсе материалы

Между Чернобылем и Фукусимой

23.04.2011

Теги:

С начала ядерной аварии в Японии прошло больше месяца, и сейчас уже можно оценить, насколько правильно отработали ликвидаторы и к какому результату их действия должны привести. О последствиях случившегося рассказывает бывший министр атомной энергетики, активный участник ликвидации последствий Чернобыльской аварии Евгений Адамов

В первые же дни после Фукусимской аварии вы в нескольких интервью дали однозначный прогноз: при любом развитии событий от радиации никто не умрет. Сейчас, месяц спустя, вы по-прежнему придерживаетесь этой точки зрения?

Я не Кассандра, прогнозов, сидя на треножнике, под влиянием дурманящих паров не делаю и на кофейной гуще не гадаю. Речь идет о научных фактах и достоверной статистике. Хотя неверие в пророчества Кассандры обернулось многими несчастьями для жителей Трои. Современный Фома неверующий глотает йодные препараты и заливает свои страхи водкой. Но мой прогноз уже оправдался — никто от радиации не умер.

Пока. А отложенные последствия?

Совершенно ясно, что японцы никогда не допустят такой длительности пребывания людей в условиях повышенной радиации, которая будет представлять угрозу для здоровья. Люди, идя на эту работу, точно знают, какие дозы опасны, имеют дозиметры и могут эту опасность измерить. Японцы первоначально установили предельную дозу в 10 рентген, а потом взяли ту же, что у нас в Чернобыле, — 25 рентген. Как только ликвидатор набирает такую дозу, его оттуда удаляют.

Просто для сравнения: на аппаратуре 15-летней давности, которая еще во многих наших провинциальных больницах стоит, при хорошей полостной рентгеноскопии желудка вы получите до 15 рентген, не будучи никаким ликвидатором.

Я получил в Чернобыле сотню бэр (биологический эквивалент рентгена. — «РР») в область ног и немножко больше 50 бэр — в область головы. Там были такие места, куда начальник не мог послать людей, обязан был идти сам. Мы неоднократно с директором Курчатовского института, в то время президентом АН СССР Анатолием Александровым, а также с Леонидом Ильиным, человеком, который, начиная с первых испытаний ядерного оружия, отслеживал их медико-биологические последствия, обсуждали, какой уровень все же представляет опасность, и решили, что сотню превышать не стоит. За сотней вероятность рака щитовидки, лейкемии существенно увеличивается. А я знаю людей, которые пять бэр получили и реально болели. Только радиация тут ни при чем — это от стресса, от дезинформации.

Насколько схожи действия японских и российских ликвидаторов?

А смысл действий при авариях у нас и у них одинаковый. Главное — локализация радиоактивности в пределах площадки, что и в Чернобыле шло достаточно успешно, и у японцев идет достаточно успешно, хотя и с отклонениями.

В первые три недели проблема подавления высотных выбросов в Чернобыле была острее. Прежде всего потому, что первый выброс был очень сильным и считалось, что и дальше такая вещь может произойти.

И второе: там образовалось жерло бывшего реактора вроде трубы, как у печки, в которую втягивало и потом выбрасывало радиоактивные аэрозоли, которые воздух захватывал с собой. Подавление выбросов сопровождалось примерно теми же самыми ошибками, которые японцы решили повторить, сбрасывая воду с вертолетов. В Чернобыле, правда, сбрасывали не воду, а сыпучие материалы: считалось, что может опять начаться цепная реакция, поэтому сыпали песок, поглотитель, боросодержащие материалы. Ни то ни другое не давало значительного эффекта и представляло опасность для летчиков.

Ну и еще одна дурь была у нас — это «китайский синдром». Был страх, что образуется огненный шар, который проплавит все перекрытия и заразит подземные воды, а затем и водохранилище. Как в фантастических фильмах, проплавит земную твердь, пройдет через центр Земли и выйдет у антиподов. И стали сооружать плиту под реактором, к чему привлекли довольно много шахтеров, героически выполнявших там работы, оказавшиеся достаточно бессмысленными.

Такая же первичная суета была и в Фукусиме, где тоже никто не знал, насколько далеко зашли процессы, которые неизбежно должны были произойти после того, как охлаждение было потеряно. Японец, когда у него исчерпались инструкции, может только исполнять команды. И ждет их от непосредственного сэнсэя, а тот — от того сэнсэя, который еще выше. Но в конечном счете доходит до такого уровня сэнсэя, который уже не может принимать решения, поскольку не обладает техническим пониманием проблемы.

В данном случае инструкции исчерпались после того, как вышли из строя все резервные источники электроснабжения. Эта японская особенность не лучшим образом сказалась на ликвидационных работах.

В конце концов они после некоторого замешательства разумно решили использовать морскую воду для создания водяных завес и охлаждения. Пожарной машины достаточно, чтобы ее забирать и качать. Это разумно, потому что осаждает и локализует выбросы.

Эвакуация проводилась там как алаверды Чернобылю. Дело в том, что наших политиков особенно ругали за то, что они этого не сделали в первый же день, когда это было наиболее эффективно. Позже уже не было особого смысла торопиться. Поэтому японские политики перестраховались, провели более или менее масштабную эвакуацию.

Но речь идет, во-первых, об эвакуации, а не об отселении, то есть вывозе людей на очень длительный период времени. Во-вторых, не из тридцатикилометровой зоны, как твердили многие наши СМИ, а из двадцатикиломет­ровой. А вот между двадцатью и тридцатью километрами рекомендация — не открывать окна и закрывать двери.

Слава богу, японцы не привлекают к работам пока большого количества людей. А в Чернобыле число ликвидаторов было избыточным, полки целые гражданской обороны, которые там разворачивались-заворачивались, совершали всяческие маневры, никакого отношения не имеющие к каким-то полезным действиям на площадке. Японцы этого пока избежали.

А двадцатикилометровая зона как долго сохранится?

Вы знаете, даже в Хиросиме и Нагасаки люди живут нормально. Пошли разговоры, что японцы саркофаг будут строить… Не будут они строить саркофаг. Даже если и есть такие разговоры. Они могут сделать некоторое временное укрытие, которое тоже будут называть саркофагом, но это будет именно временное укрытие на тот период, пока не снизится уровень радиоактивности. Тем временем будут вести разборку территории, убирать все дистанционно, с помощью робототехники. А потом строить там новые станции. Но потребуется длительный период времени, пока будут залечены психологические травмы, а эмоции побеждены доводами разума.

И когда люди смогут вернуться, снова вести сельское хозяйство?

Я думаю, что люди уже могут вернуться на бóльшую часть территории, естественно, после конкретных замеров уровня внешнего облучения, а также заниматься сельскохозяйственной деятельностью после анализа изотопного загрязнения почвы. В некоторых случаях может потребоваться локальная очистка от вредных изотопов или даже вывоз части грунта.

А в Чернобыле можно было обойтись без отселения в таких масштабах — более ста тысяч человек?

Конечно, оно при последующих анализах признано: а) запоздалым — нужно было эвакуировать сразу; б) масштаб отселения — а не временной эвакуации — был неоправдан. Сейчас в тридцатикилометровую зону уже некоторая часть жителей вернулась.

Вспомните — когда создавали Киевское море, оттуда выселили людей не меньше и земли затопили не меньше, причем земли гораздо более плодородной, чем в Полесье. Но все это происходило постепенно, не в условиях стресса.

Возможна ли стопроцентно безопасная атомная энергетика?

Я полагаю, что уровень безопасности должен характеризоваться не пресловутыми вероятностями, а простым требованием: ни при каких условиях авария на АЭС не должна приводить к эвакуации населения. Мы знаем, как строить такие АЭС, которые не потребуют эвакуации населения. Стратегия развития ядерной энергетики РФ, одобренная правительством в 2000 году на период до 2050 года, была на это нацелена. Ее и надо осуществлять.

Статьи на тему Авария на Фукусиме, Мирный атом, Происшествия и катастрофы, Долгосрочные прогнозы, Мир:

Источник: expert.ru

Парк ветряных электрогенераторов в Рижском заливе начнет работать в 2015 году

Для работы ветряных электрогенераторов в Рижском заливе подходят 60-70% дней в году, а учитывая глубину моря, ветряные парки там можно строить везде, сказал Урмас Раудсепп в утренней передаче Terevisioon на канале ETV.

Сегодня в Пярну будет обсуждаться вопрос об использовании ветряных электрогенераторов в Рижском заливе, кроме того, будут рассмотрены районы, подходящие для строительства парка с научной точки зрения. Среди критериев подходящего для строительства места является мнение местных жителей, потенциал энергии ветра, ледовые условия, места обитания тюленей и пути перелетных птиц, сообщает rus.err.ee.

23.04.2011
Отчет губернатора края перед депутатами Законодательного Собрания

Сегодня состоялось очередное заседание сессии Законодательного Собрания края. В работе приняло участие 46 депутатов. Самым значимым вопросом стал отчёт Губернатора Красноярского края Льва Кузнецова, который подвел итоги работы Правительства за 2010 год.

Выступление Льва Кузнецова стало для него первым в качестве губернатора. Подводя общие итоги минувшего года, глава региона отметил, что на протяжении 2010 года шло постепенное преодоление последствий мирового кризиса. В 2010 году на антикризисные программы, направленные на помощь предприятиям края и на сохранение занятости, было израсходовано около 20 млрд рублей.

23.04.2011
Отчёт губернатора Псковской области перед депутатами за 2010 год

21 апреля губернатор Псковской области Андрей Турчак представил депутатам областного Собрания отчёт о работе администрации региона за 2010 год. ПАИ публикует полный текст выступления главы региона.

Уважаемый Борис Геннадьевич!

Уважаемые депутаты Псковского Областного Собрания!

23.04.2011
Все статьи

Комментарии

В мире

137 274 411 548 685 685