Все рубрики Обратная связь Карта сайта
Версия для слабовидящих
НовостиЭкономика и бизнесИсследования и анализВсе материалы

Единая Россия: Консервативная модернизация в Великобритании

8.05.2011

ВведениеКонсервативная модернизация в Западной ГерманииКонсервативная модернизация: Made in JapanШарль де Голль и модернизация Пятой республики

Консерваторам принадлежит заслуга создания современной и преуспевающей Британии. Для этого им пришлось провести широкомасштабную модернизацию государства всеобщего благосостояния. Консервативной модернизацией Великобритании можно назвать реформы, которые были осуществлены в период нахождения у власти трех правительств Маргарет Тэтчер в 1979–1990 годы.

После Второй мировой войны в Великобритании полным ходом шло строительство государства всеобщего благосостояния. Экономические программы двух основных партий – консервативной и лейбористской – почти не отличались друг от друга. Концепция «государства всеобщего благосостояния» разделялась всеми послевоенными британскими правительствами вплоть до конца 70-х годов ХХ века.

Лейбористы придерживались идеологии фабианского социализма. Фабианцы в своих теориях считали целью трансформацию капитализма в социалистическое общество за счет эволюционных институциональных преобразований. Социализм должен возникнуть не революционно, а в результате постепенных реформ. Из заявлений фабианского сообщества явствует, что фабианцы стремились «к новой организации общества посредством эмансипации земли и промышленного капитала от личной и классовой собственности и посредством передачи их в руки общества в виде всеобщего блага».

Кроме того, и лейбористы, и консерваторы были приверженцами кейнсианских методов в экономической политике: государство должно стимулировать внутренний спрос за счет перераспределения производимого гражданами богатства. Негативными последствиями такой политики уже к середине 70-х годов стали рост налогов и инфляции, чрезмерное государственное регулирование в экономике и других областях социальной жизни, стагнирующая безработица и бегство капитала из страны.

Частью экономической политики британского правительства была национализация. По окончании Второй мировой войны в Великобритании была проведена национализация ряда отраслей промышленности. В 1945–1948 годах собственностью государства стали банки Англии, многие предприятия угольной промышленности, радио- и телеграфная связь с заграницей, электроэнергетика, а в 1967 году – предприятия черной металлургии и транспорта. В 70-е годы в руках государства находилось 95,1% акций крупнейшей автомобильной компании «Бритиш мотор лейленд корпорейшн», 62,5% акций электротехнической компании «Ферранти», 93,5% стали производилось на предприятиях государственной Британской стальной корпорации. Лейбористы, находившиеся у власти в 60–70-е годы, искусственно занижали цены на продукцию национализированных предприятий.

Государство прибегало к различным формам экономического и административного регулирования. В качестве финансового регулирования правительство использовало такие меры, как управление накоплением капитала, манипуляции со ставкой процента, установление дифференцированного налога на прибыль. В качестве административных мер использовались запреты или разрешения на строительство предприятий в определенных районах и т.д. Государство проводило политику принудительного регулирования заработной платы. Лейбористское правительство установило процент ее допустимого ежегодного роста (2,5%, а затем 3,5%). В середине 60-х лейбористы предприняли попытку запретить рост заработной платы. Предельные налоговые ставки достигли невиданной цифры – 90%. В результате для предпринимателей терялся всякий смысл получать как можно больше прибыли, а следовательно, пропал стимул и к созданию новых рабочих мест. Многие известные британские актеры и музыканты стремились платить налоги вне Великобритании.

Итоги политики лейбористов оказались плачевными. Великобритания столкнулась со стагфляцией – сочетанием высокой инфляции и высокой безработицы. Проблема состояла в том, что как таковая стагфляция противоречила кейнсианским подходам к экономической политике: теоретически считалась возможной либо высокая инфляция, либо высокая безработица, но не их сочетание. Лейбористы оказались в идеологическом тупике: никакой новой теории под рукой не оказалось, а применение кейнсианских методов управления экономикой в совокупности с расточительной социальной политикой все более и более усугубляло ситуацию. Темпы инфляции в конце 70-х годов составили 15% в год. Безработица достигла 10%. В 70-е годы замедлился рост производства, рост производительности труда практически свелся к нулю. К середине 70-х годов на 10,6% по сравнению с началом десятилетия сократился объем промышленного производства. Снизился уровень жизни населения. Потребительские расходы уменьшились в конце 70-х годов в реальном выражении на 0,5%. Торговый баланс страны систематически сводился с дефицитом. Резко вырос внешний долг Великобритании. Мощные профсоюзы шантажировали правительство забастовками, требуя получения дополнительных привилегий и все новых уступок по увеличению оплаты труда.

В ответ на очевидный кризис модели государства всеобщего благосостояния лейбористы, которых поддерживали крупные профсоюзы, отнюдь не пытались провести ревизию своей идеологии и изменить инструментарий экономической политики. Напротив, в соответствии с рецептами кейнсианства, они настаивали на еще большем вмешательстве государства в экономику, предлагая дальнейшее возрастание государственных расходов, укрепление государственного сектора и увеличение налогов для богатых.

Социально-экономическая модель Британского государства нуждалась в большой модернизации. Но для проведения модернизации необходимо было изменить идеологию политических партий. В рамках идеологии кейнсианства и фабианского социализма невозможно было проведение реформ государства всеобщего благосостояния. Кейнсианцы полагали, что оно как нельзя лучше перераспределяет доходы в обществе, а значит, и отлично приспособлено для экономического роста. Фабианцы, в свою очередь, рассматривали государство всеобщего благосостояния в качестве необходимого этапа на пути к постепенному построению социализма. В этих условиях лидеры Консервативной партии Великобритании поняли, что для вывода страны из кризиса выбор правильных реформ зависит от выбора подходящей идеологии. Изменение экономической и социальной политики, считали они, станет возможным только тогда, когда в стране сформируется политическая сила, которая сформулирует идеологическую программу, диаметрально противоположную принципам их конкурентов. Возвращение к классическому либерализму стало ответом Консервативной партии на политику лейбористов.

Таким образом, консерваторы осознали, что для победы на выборах необходимо выиграть войну идей. В противовес лейбористам они обратились к идеям свободного предпринимательства, индивидуализма и минимальной роли государства. Главными оппонентами консервативной модернизации выступили лейбористы, профсоюзы и поддерживавшие их левые интеллектуалы. Однако основным препятствием на пути консервативной модернизации стала все-таки не оппозиция политических конкурентов, а, скорее, укоренившееся в сознании британцев убеждение, что государство обязано обеспечивать определенный набор социальных гарантий всем без исключения своим членам. Консерваторам, хотели они того или нет, пришлось решать проблему изменения психологии основной массы населения. Иными словами, приходилось разрушать укоренившееся после войны убеждение, что широкая система социальных гарантий отражает необходимые и естественные обязательства государства перед обществом, что государство всеобщего благосостояния может принести в жертву определенные экономические свободы граждан там, где речь идет о равенстве и справедливости. В связи с этим Тэтчер однажды сказала: «Экономика – это только средство. А цель – изменить душу». Консерваторы убеждали избирателей в том, что только общество ответственных граждан, которые не ждут от государства подачек, способно преодолеть кризис и быть успешным.

Идеология консервативной модернизации в Великобритании

Мы выступаем не за локальные реформы, мы хотим коренного изменения сложившейся социально-экономической системы, мы хотим жить при капитализме.Маргарет Тэтчер

Политическая борьба консерваторов против лейбористов увенчалась первым успехом 3 мая 1979 года – они уверенно победили на выборах, получив 43,9% голосов и 336 мест в Палате общин. Лейбористы набрали 36,9% голосов и 269 мест соответственно. Уже на следующий день Маргарет Тэтчер избрали новым премьер-министром Британского королевства.

Предвыборным слоганом консерваторов стал девиз: «Labour isn’t working» (двусмысленное словосочетание, намекающее на то, что лейбористы не у дел, не знают, что делать; буквальный перевод: «труд больше не работает»). На плакатах с этим лозунгом была изображена очередь за пособием по безработице.

Другой лозунг, который взяли на вооружение консерваторы, – «Социализм и Британия несовместимы». В этой связи уместно вспомнить колоритные высказывания Маргарет Тэтчер: «Тот, кто готов много и упорно трудиться, заслуживает величайших наград... Мы будем поддерживать работающих, а не тех, кто прогуливает и не хочет работать»; «Право человека работать, самостоятельно тратить заработанное, владеть собственностью, иметь в лице государства слугу, а не господина – вот в чем состоит английское наследие».

Риторика Тэтчер строилась на принципиальном неприятии социализма как такового.

«Консервативная партия, какой я ее вижу, не станет делать тайны из того, что она верит в свободу личности и индивидуальное преуспевание, в поддержание законности и порядка, в широкое распространение частной собственности, в вознаграждение энергии, умения и бережливости, в разнообразие выбора».

«Социализм лейбористов приведет… нет, уже привел страну на грань банкротства, но что еще страшнее, он станет концом всех индивидуальных свобод, того, без чего от Британии останется лишь название на политической карте».

«Рынок – это не теория. Это естественная часть общества. Рынок позволяет тебе быть самообеспеченным. Рынок естественно помогает тебе добиваться естественных устремлений. Рынок позволяет людям использовать их таланты и человечность».

В своей предвыборной программе 1979 года Тэтчер ясно озвучила те задачи, которые впоследствии решало ее правительство.

Пять задач консервативной модернизации Великобритании

- Оздоровить экономическую и социальную жизнь страны, установить контроль над инфляцией, достичь справедливого баланса между правами и обязанностями в профсоюзном движении. - Восстановить в обществе стимулы для адекватного вознаграждения тяжелого труда и успехов. Рабочие места должны создаваться не решением государственных чиновников, а в рамках реально растущей экономики. - Поддерживать власть парламента и верховенство закона. Ключевые решения должны одобряться народными представителями, а не бюрократическими назначенцами. - Для укрепления семьи следует помочь гражданам стать собственниками жилья, повысить уровень образования их детей и предоставить качественные социальные услуги тем, кто в них действительно нуждается: старикам, больным и инвалидам. - Для укрепления обороны Великобритании надлежит установить прочные союзы с США и Европой, что позволит совместно отстаивать интересы в полном новых угроз мире.

В области экономической политики британские консерваторы отказались от кейнсианских рецептов, явившихся причиной чрезмерной инфляции и роста государственного долга. Главными вдохновителями реформ консерваторов стали экономисты Милтон Фридмен и Фридрих фон Хайек. Тэтчер намеревалась возобновить экономический рост путем политики монетаризма, которая предписывает контроль над денежной массой, сокращение расходов и налогообложения, обуздание власти профсоюзов, отказ в субсидиях обанкротившимся предприятиям и «приватизацию» принадлежавших государству отраслей промышленности.

Борьба с бюрократическими назначенцами, которые подменяют функции народных представителей, была частью программы консерваторов. Сила и влияние бюрократии в послевоенные годы заметно возросли. Назначаемые, а не избираемые бюрократы получили возможность принимать ключевые политические решения, затрагивающие повседневную жизнь миллионов британцев. При этом они не отчитывались перед избирателями. В правящих кругах и среди интеллектуалов пользовалась популярностью концепция управления, согласно которой парламент принимает лишь формальные и максимально общие решения, а все содержательные решения относятся к компетенции бюрократических назначенцев. Консерваторы потребовали вернуть власть народным представителям и свести к минимуму вмешательство бюрократии в жизнь рядовых граждан. Бюрократия, полагали они, должна быть лишь исполнителем решений парламента, а не центром их принятия.

Важной частью идеологии консерваторов стало изменение отношения к политике. Тэтчер считала, что консерваторы должны любой ценой избегать консенсуса с лейбористами: «Добиться консенсуса – значит ничего не сделать». Поиск консенсуса в политике означает отсутствие результата. «Кто-нибудь когда-нибудь выигрывал битву, если на его знамени было начертано «Я хочу консенсуса»?»; «Консенсус – это предательство», – говорила Тэтчер. Она не сомневалась, что модернизация социально-экономической модели Великобритании приведет к неминуемым жертвам: часть граждан, которая привыкла существовать за счет экспансии государственных программ, и бюрократия в среднесрочной перспективе проиграют. Число недовольных непопулярной политикой правительства возрастет. И только политик, твердо следующий своим принципам и понимающий неизбежность тех или иных жертв, сможет успешно провести программу реформ. Реформы – это неуклонное следование принципам, а не компромисс с политическими соперниками. В то же время, чтобы такая бескомпромиссная политика увенчалась реальным успехом, необходимо уметь убеждать избирателей в своей правоте. «Я не провожу политику консенсуса. Я провожу политику убеждения», – объясняла Тэтчер.

Было бы ошибкой рассматривать британский консерватизм эпохи Тэтчер как форму крайнего индивидуализма. Опора идеологии консерватизма – крепкие семьи, свободные сообщества и ассоциации граждан и в целом свободная страна. И все это не находится в противоречии с идеалами личной ответственности и частной инициативы. В свободном обществе индивидуальная инициатива не противостоит инициативе индивидов, объединяющихся в группы, сообщества и корпорации. В то же время под постоянным государственным контролем, считают консерваторы, граждане утрачивают навыки к самоорганизации. Они ждут от государства непрерывного участия в их жизни, что приводит к подавлению личной инициативы. Британский консерватизм стремился оживить самостоятельную активность граждан, в том числе деловую и инновационную, за счет ухода государства из многих сфер общественной жизни. Британ...

Источник: er.ru

Второй тур архитектурного конкурса «Дом XXI века»

Проектное бюро «Дизайн & Архитектура» из Нижнего Новгорода прошло во второй тур III конкурса на лучший архитектурный проект малоэтажного энергоэффективного жилища экономического класса «Дом ХХI».

В 2010 году авторский коллектив проектного бюро «Дизайн & Архитектура» получил Премию «За лучшее решение жилой среды» и стал лауреатом второго конкурса «Дом ХХI». Сейчас эту работу можно увидеть в Доме архитекторов среди проектов конкурса «Энергоэффективный дом».

8.05.2011
Кнутом и пряником в энергоэффективное будущее

В последние годы тема бережливого энергопотребления получила в России небывалую поддержку у руководства страны. Наиболее жарким фронтом начавшейся битвы за энергоэффективность эксперты в один голос называют российское ЖКХ, где расходуется более половины энергоресурсов страны. Причем энергопотери в коммунальном хозяйстве составляют подчас более 2/3 от общего уровня потребления.

8.05.2011
Разработана технология самоочистки солнечных батарей

Инженеры из Бостонского университета создали технологию очистки солнечных панелей от песка и пыли.

Специалисты говорят, что они разработали специальный материал, способный самостоятельно очищаться от грязи и пыли, что позволяет его использовать в промышленных масштабах, когда электростанция занимает площадь в 60-70 футбольных полей, сообщает УКРИНФОРМ со ссылкой на CyberSecurity.

8.05.2011
Все статьи

Комментарии

В мире

137 274 411 548 685 685
Реклама